"Музыкальное Искусство XXI века: проблемы и решения"

Музыкальное искусство XXI века: проблемы и решенияНачнем с того, что в 21 веке сближение академической и популярной музыки усилилось. Если раньше в мировой практике академические композиторы шли в кино-музыку, то сейчас обратная тенденция — кино-композиторы и даже композиторы компьютерных игр переходят в академизм. Они пишут музыку для балетов, которые ставятся в ведущих театрах мира, пишут сольные программы для симфонических оркестров с добавлением современных инструментов. Их музыка стала кинематографична как в хорошем так и в плохом смыслах. От кино они взяли пестроту материала, частую перемену настроения, чтобы не «грузить», т. е. чаще меняют картинки, больше развлекают.

Кино-эффекты, столь распространенные в кино, неминуемо повлияли и на музыку. В ней появилось много пугающих элементов, звуковых шуток, и, конечно, мистики. Как же без мистики в компьютерных игрушках! Все это мило по сравнению с перегруженной, слишком серьезной классической музыкой, но используется без меры.

Тяжелое наследие минимализма. Минималисты в свое время сделали переворот, создавая наивную, повторяющуюся музыку. Как будто школьница на переменке играет своим подружкам простенькие песенки в актовом зале. Но в контексте того времени, когда он появился, это было очень смело. Ведь структурная, атональная, умозрительная, формальная музыка чисел господствовала в высших академических инстанциях с начала 20 века. Она высушила как исполнение, так и восприятие. Минимализм тогда назрел, но что-то он слишком задержался на музыкальном пространстве. Его наивность уже не нова, а композиторская техника оскудела. Тематизм сменился на мотивчики с востребованным декадентским пафосом и мистикой.

В 21 веке минимализм окрасился в романтические тона и стал многократно пошлее, так что грань между дилетантами и профессионалами стерлась. Приоритетным в выборе авторов и произведений остались лишь финансирование и связи. От минимализма пора уходить!

Наиболее смелые современные, маститые академически западные музыканты не стесняются говорить, что они выросли на джазе и роке.

Многие из них даже играли в составах по молодости. И многие говорят, что если бы достигли успеха в этом направлении, никогда бы не перешли в размеренный академизм. Огромное преимущество появившихся в то время этих направлений в том, что у них сформировался строгий язык. Минувшая эпоха романтизма и последующие музыкальные эксперименты вынашивали и культивировали идеи индивидуальности в музыкальном творчестве. Это внесло в деятельность композиторов растерянность и разобщенность. Одаренность стала ставить под сомнение ремесло, что стало плохо влиять на качество произведений. Как ни странно, но джаз и рок стали ближе к старинной музыке с их стандартными музыкальными решениями и школой, которая направляет всех примерно в одно русло. Появилось что-то похожее на порядок, дающий возможность научиться.

Современные культовые академические композиторы в молодости «варились» в этой атмосфере формирования музыкального языка, и понимают его. Композиторы помоложе, рангом пониже, подражают им, не зная истоков, то есть рока и джаза. Они имеют весьма поверхностное представление об этих направлениях. Печально удивляет снобизм академических музыкантов и композиторов, которые, не стесняясь, «лезут» в эту область, вызывая своими попытками ухмылки у знатоков и брезгливое веселье у мастеров. Классические музыканты, пытающиеся играть джаз, или композиторы, которые пытаются внести в свои произведения роковый характер, - почти всегда, за редчайшим исключением, жалкое зрелище и полная беспомощность. Понятно, что трудно достичь результатов, не имея опыта работы в этих направлениях, но для этого и нужно специальное образование. Нужны вменяемые методики, которые объясняли бы устройство и идеологию такой музыки. Я давно уже преподаю выпускникам консерваторий и училищ современную музыку по собственной методике, так как профессионально работал как в академических, так и в джаз-, в рок- и в смешанных составах. Результаты приходят на удивление быстро.

Кроме того, композиторы должны писать музыку, которой пропитан мир, в котором они живут. Не забывайте, что классики поступали тем же образом - отражали господствующий мелос. Так что современным композиторам надо быть как минимум современными, а не оранжерейными растениями, которые живут только в особых условиях.

Так же дела обстоят и с фольклором. Фольклористов так же раздражает формальный перенос народной музыки на неподготовленную почву академической, джазовой и рок музыки. Получается какой-то балаган. Поэтому академизм, джаз, рок и фолк должны серьезно, без надменности, относиться друг к другу. Для этого необходимо изучать эти направления глубоко, со специалистами, или иметь авторитетную методическую базу, которая выпущена носителями, то есть музыкантами-профессионалами этих направлений.

Музыкальное исполнительство всегда очень сильно напоминает спорт. Можно даже отчасти отнести его к специфичной области спорта. Это понятно, что музыкант, посвятивший свою жизнь постоянным упражнениям на инструменте, хочет продемонстрировать свои достижения. Композиторы, желая заполучить себе известного исполнителя, идут на поводу их спортивности и умышленно и необоснованно насыщают свои произведения трудно исполнимыми моментами. В этом коллективном зашоре создавались и создаются огромное количество музыки, которая предназначена лишь для судей, но не публики. При этом качество музыки, как правило, не высокое. Это касается и огромного количества классической музыки, написанной авторитетнейшими композиторами в статусе гениев, и исполнительства на уровне подхода к снаряду на атлетических соревнованиях. Не хочу обижать спортсменов, потому что у лучших из них артистизма больше, чем у некоторых музыкантов-виртуозов. Это замкнутый круг, из которого, чтобы вырваться, нужно иметь достаточно мужества. Композиторы и исполнители этих «спортивных» опусов с долей превосходства и презрения осуждают простую и понятную музыку и обижаются, что ее слушают, а их — нет. Спортивный момент должен быть дозирован, а исполнители должны понимать, что техника требуется для выявления стилистических особенностей произведения, а не является самоцелью.

В области концертной деятельности, особенно у академиков и джазменов, визуальный ряд часто находится на каком-то ущербном уровне. Сцены так и остались архаичными, кресла скрипящими, свет без изменений. Дистанция с шоу и видеопродукцией поп-музыки чудовищна. Правда, во многих европейских оперных залах есть некий прогресс, но в общей массе выступлений нет даже попыток. А если пытаются сделать выступления более зрелищными, то обращаются к устаревшим театральным клише.

Всегда удивляет незнание многих музыкантов, а академических почти всех, основ студийной работы и возможностей современной аудио- и видео- техники. Композиторы-классики владели этим, но на своем уровне. Они знали как рассаживать оркестр, как достигать баланс между группами оркестра путем варьирования количества участников. Конечно, у них были проколы, которые последующие дирижеры пытались смягчить своей работой. Но в целом звукорежиссурой они владели, тогда это называлось инструментовкой и дирижированием. Сегодня появились новые сонорные задачи, которые решаются использованием различных компьютерных программ. Здесь также необходимо отдельное образование с опытными студийными специалистами.

В поп-музыке многодесятилетнее засилие электроники и чрезмерное применение секвенсоров (устройств, позволяющих записать музыку без участия музыкантов) существенно снизило уровень исполнителей, особенно импровизаторов. Прервалась нить передачи основ импровизационного мастерства. Забылись школы, основанные на джазе, роке и фолке, а обиженные старики-мастера не хотят, да и не могут передавать своих секретов, о наличии которых молодые музыканты, а также их учителя, даже не догадываются. Так что в погоне за новым качеством растеряли само качество. Но это поправимо. Технологии остались, просто в трэнде их упрощенные версии, так как дают более быстрый, хотя и не очень качественный результат. Достаточно эти знания только воскресить и ввести в образовательный курс хотя бы для какой-то привилегированной части студентов.

По своему опыту знаю, как сложно менять мышление композиторов с классическим образованием, чтобы переподготовить их на современную музыку. Классическая музыка — теоретический музей. Ее нужно изучать для повышения своей эрудиции, для того, чтобы перенимать некоторые оркестровые приемы. Но в реальном современном мире музыки ее идеология уже непонятна и неблизка слушателю. Она не присутствует в повседневной жизни людей, она давно на расстоянии. Из эстетических соображений об этом лучше умалчивать, но, на деле, для производства и реализации современной музыки не стоит безоговорочно принимать на веру классическое наследие и, тем более, внушать к нему трепет у студентов. Все очень сильно изменилось, и, особенно, заказчик.

До 20 века профессиональная музыка адресовалась очень-очень узкому кругу богатых и знатных людей, для которых музыка была как дополнение к десерту в из роскошной жизни. Разумеется, и музыка должна была соответствовать — благозвучная и красивая. С 20 века, после социальных демократических перемен, заказчиками стали люди попроще, с их приземленным отношением к жизни. Красота и роскошь стали раздражать. Это отразилось и в литературе, и в живописи, и в музыке. Эстетика безобразного вошла в то время в жизнь. Так что теория, которая давала рецепты создания благозвучной, красивой музыки, потеряла свою актуальность. Теперь нам надо создавать музыку любого драматургического качества, в том числе и безобразного, и знать как это делать. Задачи современной теории расширились.

Как видно, проблемы у нас, как всегда, с наследством, которое мы никак не можем правильно поделить. А решение - в тщательном профессиональном исследовании каждой детали, каждой составляющей нашего творчества. При современном производстве музыки нельзя полагаться только лишь на вдохновение, собственный вкус. Стили диктуют законы, которые необходимо знать и исполнять, какая бы музыка ни была, насколько бы ни казалась понятной и простой. Задача лишь смешивать стили в необходимых пропорциях, придерживаясь собственной идеологии. Современное мышление — это полистилистика, состоящая из бесспорных музыкальных элементов.

Александр Васильевич Лавров

Приглашаем в нашу школу на уроки фортепиано

Обучение для взрослых и детей от 12 лет. Подготовка к экзаменам в вузы. Преподаватель - лучший джазовый пианист Москвы Александр Лавров.

Подробнее об уроках фортепиано
Есть вопросы? Звоните нам! +7 (495) 968-07-37

Мероприятия

24 августа в 17:00 — день открытых дверей

Приходите по нашему адресу в аудиторию 235.
Можно приходить без предварительной записи, регистрации и смс
Мы покажем вам школу, расскажем о преподавателях и процессе обучения, наших концертах, мероприятиях и всём том, что вы получите, обучаясь у нас. Вы узнаете все детали обучения, а мы составим индивидуальный план ваших занятий.
Встреча мероприятия в соц.сети Вконтакте: vk.com/rockopenday. Вступайте, чтобы не забыть!

Записаться на занятия
Подарочный сертификат